Год в Сантьяго-де-Куба, часть IV

Воспоминания слушателя ВИИЯ о годичной командировке на Кубу
Александр Щеглов, капитан I ранга

10. Баракоа. Место первой высадки Христофора Колумба

Мне хотелось бы упомянуть об одном старинном кубинском городке Баракоа, расположенном на востоке Кубы сравнительно недалеко от города Гуантанамо и американской ВМБ. Дорога, ведущая от кубинского города Гуантанамо в город Баракоа, проходит через горы, в которых на одном из перевалов устроена смотровая площадка. Она знаменита тем, что с её высоты видны слева серо-зелёные воды Атлантического океана, прямо через пролив смутно вырисовывается остров Гаити, а справа расстилается почти фиолетовое Карибское море.

Сам городок Баракоа совсем небольшой, со старинными узкими, вымощенными булыжником улочками. Они, кажется, сохранили дух той далёкой эпохи, когда по ним гарцевали на лошадях испанские конкистадоры, шаг за шагом покорявшие новые земли, открытые Христофором Колумбом. Здесь есть единственное место на Кубе, связанное с пребыванием первооткрывателя Америки. На набережной океана установлен высокий деревянный крест. Легенда гласит, что точно такой крест приказал срубить адмирал 12 октября 1492 года на том месте, где ступила на берег его нога после долгого и трудного плавания. Такие кресты водружали испанцы на открываемых землях, что означало - отныне эти земли принадлежат на правах собственности христианским монархам с Пиренейского полуострова. Каждые сто лет крест меняют, восстанавливают его точно таким, каким его впервые установил более 500 лет назад сам Христофор Колумб.

В этом городке, кажется, история задержала свой стремительный бег, всё вокруг - из прошлого: архитектура, памятники, транспорт и даже люди – потомки первых испанских колонизаторов. Население на 100% белое, в отличие от остального населения Кубы. Сюда испанцы не стали завозить негров из Африки. В начале колонизации им было достаточно живших в те времена индейцев, коренных жителей острова. С годами, превращенные в рабов, они все вымерли от тяжелого труда и болезней, завезённых европейцами. Индейцы пытались восставать против колонизаторов, но всякий раз их жестоко усмиряли, уничтожая сотнями и тысячами, пока все коренные жители не были истреблены. В центре города стоит памятник вождю индейцев Атуэю – единственному оставшемуся индейцу, но запечатленному в бронзе. По преданию, возглавив восстание рабов, он был схвачен испанцами и сожжен на костре.

И ещё одна несколько странная достопримечательность была обнаружена нами во время пребывания в городе Баракоа в тот далёкий 1969 год. Командир кубинской дивизии, у которого мы были в гостях, неожиданно спросил у нас:

- А знаете, здесь в городе живёт одна русская, которая убежала от вашей социалистической революции, но уже в пожилом возрасте её здесь настигла наша социалистическая революция. Нет ли желания познакомиться с этой женщиной?

Он пригласил сопровождавшего нас офицера, и мы с генералом проехали к отелю, где пожизненной хозяйкой была русская женщина. Она встретила нас очень любезно, предложила кофе.

Эта женщина, имени её я не помню, стала нам рассказывать историю своей жизни. Её родители, богатые и знатные жители Петербурга, где они жили в 1917 году, были против её брака с дипломатом из посольства Греции. Однако, она всё-таки вышла за него замуж и они решили выехать из России. Вначале остановили свой выбор на Венесуэле, но там произошел очередной военный переворот, и греко-русская чета остановилась (бросила якорь, по её выражению) в кубинском городе Баракоа. Им он показался тихой и уютной гаванью, далёкой от революций.

- Мы с мужем и во сне не могли себе представить, что сюда, в забытую богом дыру за океаном, доберётся социализм, - сетовала хозяйка гостиницы.

Они купили гостиницу, куда приезжали на отдых иностранцы, в первую очередь американцы, и жили своей семьёй безбедно до самой революции. Во время партизанского движения против диктатуры Батисты в конце 50-х годов русская, как её там все называли, помогала повстанцам "барбудос", укрывала раненых, помогала медикаментами.

После победы революции 1 января 1959 года и последовавшей затем национализации, в порядке исключения команданте Фидель Кастро разрешил оставить гостиницу русской в частной собственности. Она почти забыла родной язык и говорила с нами на странном сочетании испанских и русских слов. Ей было бы лучше говорить по-испански, но она просила нас разрешить ей рассказывать по-русски, пожаловавшись на то, что здесь годами не услышишь русской речи. Многие русские слова она вспомнить не могла, и мне приходилось помогать ей. Например, говоря о своём здоровье, несколько раз она повторяла кальку с испанского "циркуляция крови", совершенно забыв русское "кровообращение".

Эта встреча произвела на меня какое-то странное, чуть тягостное впечатление. Правы были кубинцы, подчёркивая, что она сама себя сделала затворницей, лишившись родины и родного языка.

11. Жизнь советских офицеров

В штабе Восточной армии была организована плановая совместная учёба и обмен опытом советских и кубинских переводчиков. Меня, единственного слушателя ВИИЯ, назначили старшим по проведению занятий, хотя я и не окончил полный курс института. Такое уважительное отношение к выпускникам ВИИЯ было повсеместно. С министром РВС Раулем Кастро и его заместителями работали только выпускники нашего института.

Мы не только вместе учились, но работали - например, выезжали на сафру, как кубинцы называют сезон уборки (рубки) сахарного тростника. Он длится на Кубе с октября по май, в сухой сезон, когда выпадает значительно меньше дождей, чем в летние месяцы. Мы, конечно, никакие не "мачетеро" - профессиональные рубщики тростника. После нас кубинцам приходилось вести зачистку допущенных огрехов.

И вместе отдыхали - выезжали на пляжи Сибоней и Калетон Бланко в окрестностях Сантьяго и Гуардалабака. Для укрепления дружбы проводились совместные мероприятия военнослужащих Восточной армии и членов группы военных специалистов. Как правило, это было приурочено к государственным и военным праздникам СССР и Кубы.

Здесь ещё раз следует упомянуть город Баракоа. Он ещё известен тем, что в его окрестностях много плантаций какао-бобов. Они зреют здесь во влажном и жарком тропическом климате, а после сбора урожая зёрна сушат и отправляют на шоколадную фабрику, которая расположена здесь же, неподалёку. Нам показали весь процесс переработки зёрен какао и приготовления шоколадных плиток. Кубинский шоколад слегка горьковатый, но вкусный и пользуется спросом. Наши военные специалисты с членами семей любили экскурсии на шоколадную фабрику в городе Баракоа и хранили эти плитки до возвращения на родину.

...В начале февраля 1970 года моя командировка подошла к концу. Я вернулся в ВИИЯ, чтобы продолжить учебу. А дальше была длинная жизнь советского/российского офицера.

Окончание - часть IV ( часть I, часть II, часть III)

Фото из архива автора

Об авторе

Александр Фёдорович Щеглов

Александр Фёдорович Щеглов родился 10 августа 1943 г. в посёлке Приморский Азовского района Ростовской области. Окончил Первый Ростовский автомобильно-дорожный техникум (1960), служил по призыву в Ракетных войсках стратегического назначения (1962-1965), окончил Военный институт иностранных языков (1965-1971). Продолжил службу на Краснознамённом Северном флоте (главная база г. Североморск, зона ответственности – Атлантический океан). Прошел на боевом корабле в одиночном плавании 17 580 миль в Атлантике и Средиземном море.

С 1975 года четверть века служил и работал после увольнения в центральном аппарате Министерства обороны и Генштабе. Уволился из кадров в 1994 г. в звании капитана I ранга.

С 2006 г. обозреватель газеты "Красная звезда" по военным и внешнеполитическим вопросам. Перевёл в соавторстве три романа.

Поделиться ссылкой:

РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЖБЫ С КУБОЙ

ТЕЛЕФОН: +7(495)510-09-95,776-14-79

EMAIL: ROSCUBA@MAIL.RU

Мы в соцсетях:

Поиск по сайту