Хосе Марти и теория баланса сил

Леонид Савин

Текст выступления на мероприятии, посвященном 169-летию со дня рождения Хосе Марти. Центральный дом ученых, 28 января 2022 г.

Нынешняя международная обстановка чем-то напоминает конец 19 века – предыдущий европейский порядок стремительно менялся, а в эпоху империй и колониализма это имело глобальный эффект и непредсказуемые последствия.

В этом отношении интеллектуальное наследие Хосе Марти представляет значительный интерес, так как осмысление им происходящих процессов демонстрирует его геополитическую проницательность. Формулировка о необходимости баланса может быть расценена как предвосхищение многополярности и вполне вписывается в парадигму теории политического реализма (которая появилась позднее).

После того, как Хосе Марти был возведен в руководство кубинской революционной партии в апреле 1892 года, он столкнулся с чрезвычайно сложной международной ситуацией. С одной стороны Куба, а также другие Антильские острова вряд ли могли получить независимость от Испании без поддержки США. И такая экспансия со стороны Вашингтона тогда уже активно обсуждалась в политических кругах США.

С другой нужно было обеспечить единство и поддержку Кубы со стороны Латинской Америки, где тоже было довольно неспокойно. В частности, шла борьба за господство в регионе между Аргентиной и Бразилией, а последняя в экономическом плане зависела от США. С 1880 года внешняя политика Бразилии предполагала стратегическое единство с Соединенными Штатами, которые были основным рынком для его экспорта, особенно для поставок кофе. Бразилия оправдывала такую необходимость опасениями появления альянса испано-американских стран в Южном конусе под руководством Аргентины, который мог быть направлен против ее интересов.

Поэтому существовал серьезный риск и для латиноамериканского единства, и открытию утверждения американской гегемонии над регионом. После государственного переворота генерала Деодору де Фонсека у Марти была надежда на возможное изменение внешней политики Бразилии, которое, однако, не произошло. В целом, в отношении Бразилии у Хосе Марти вообще было мало упоминаний. К тому же он перестал использовать термин «Латинская Америка» и фразу «единство Латинской Америки». Вместо этого Марти ввел в оборот «испаноязычную Америку» или говорил про «испанскую Америку». Или, конечно, ввел ставшую известной концепцию «Наша Америка».

В то же время известный американский военно-морской историк и офицер Альфред Тайер Мэхэн издал свою классическую книгу "Значение военно-морской силы в истории". В ней он утверждал, что контроль над морями был ключом к запланированной экспансии Америки. И последующий рост торговли США с миром, особенно с Азией, как он объяснял в последующих статьях, обеспечит счастливое будущее для американского народа, свободного от кризисов перепроизводства, голода и безработицы, которые регулярно опустошали американскую экономику.

Центральной темой работы был пример Великобритании, по тем временам считавшейся, по словам Мэхэна, самым опасным потенциальным врагом США.

В 1890 году он опубликовал показательную статью в американском журнале Atlantic Monthly “the United Status looking outward” ("Соединенные Штаты смотрят на внешний мир”), в котором анализировал стратегическое значение Антильских островов.

С необычайной откровенностью он высказал мнение, что Большие Антильские острова, особенно Куба, должны обязательно находиться под контролем США, целью чего была защита межокеанского канала, который тогда намеревались построить в Панаме или Никарагуа.

Мэхэн специально упомянул проход ветров, кратчайший путь к запланированному каналу, строительство которого, как он предполагал, не могло быть начато без контроля над его ближними зонами, с помощью системы военно-морских баз на обоих берегах упомянутого. Ключевым моментом его Антильской политики была Куба. Его идеи получили широкую поддержку в Конгрессе, которые лоббировал республиканский политик Генри Кэбот Лодж и его друг, вице-президент, а затем президент страны Теодор Рузвельт.

Американское правительство не теряло времени даром и предложило испанскому правительству купить остров. Испания, возмущенная этим предложением, отказалась от продажи. Марти же считал, что необходимо ускорить революционные действия по достижению независимости Кубы путем неожиданной и молниеносной войны против Испании, которая позволила бы ему после победы установить равновесие на испаноязычных Антильских островах. Идея заключалась в том, чтобы на какое-то время или навсегда остановить расширение США в Карибском бассейне путем единства Кубы, Пуэрто-Рико, Санто-Доминго и даже Гаити, при поддержке стран, которые были чувствительны к интересам освобождения испанских Антильских островов. Это Аргентина, Мексика, несколько центральноамериканских стран и две европейские державы Англии и Германии, которые на тот момент имели сильные противоречия с зарождающейся американской империей.

Более четкое представление о революционном стратегическом проекте Марти можно найти в его размышлениях, которые он записал в своем блокноте, когда работал во французской фирме Lyon and Company в Нью-Йорке в 1887 году. Марти ссылался на заявления французского вице-консула о том, что с небольшими инвестициями можно было бы построить межокеанский проход для соединения Тихого океана с Атлантикой. Тогда британская компания сразу же заявила о своем намерении приобрести права на строительство этого канала, что нашло отражение в прессе и побудило Марти сформулировать его стратегическое видение: "То, что другие рассматривают как опасность, я рассматриваю как гарантию: в то время как мы становимся достаточно сильными, чтобы защитить себя, наше спасение и гарантия нашей независимости находится в равновесии конкурирующих иностранных держав. Там, в будущем, к тому времени, когда мы полностью развернемся, мы рискуем объединить против нас конкурирующие, но родственные страны - (Англию, США): отсюда внешняя политика Центральной Америки и мы должны стремиться к созданию разнородных интересов в наших разных странах, не давая возможности явного и случайного преобладания, какой-то силы”.

Придерживаясь этого критерия Марти разрабатывал стратегию равновесия перед лицом американской экспансии.

Следует отметить, что глава аргентинской делегации на международной американской конференции в Вашингтоне Роке Саенс Пенья согласился с размышлениями Хосе Марти. После этого, когда в короткий промежуток чуть более месяца Саенс Пенья занимал пост главы Министерства иностранных дел, он представил кандидатуру Хосе Марти на должность консула в Нью-Йорке.

Известие о его назначении в октябре 1890 года, а также из Парагвая (а к тому же с 1887 года он был консулом Уругвая) подчеркивало, что Аргентина, вероятно, поддержит борьбу кубинцев за свою независимость, что стало неприятной перспективой для правительства Испании, но также и для правительства США.

После того, как он был назначен, его первое политическое выступление состоялось в Сумеречном клубе Нью-Йорка на специальном ужине, который был посвящен Кубе. Марти принял приглашение присоединиться к членству в клубе, который тогда был своего рода неконтролируемой национальной группой, в рядах которой были такие интеллектуалы, такие как Уолт Уитмен, Марк Твен, Марк Деркхэм, стальной магнат и миллиардер Эндрю Карнеги, а президентом клуба являлся генерал Карл Фридрих Уингейт.

Послание Марти, высказанное на заседании клуба, было напрямую связано с растущими дебатами вокруг “контроля” над Кубой и другими странами Карибского бассейна и континентальной Америки. Выступление носило антимпериалистический оттенок и являлось ответом на аннексионистский проект Мэхэна и группы консервативных республиканских конгрессменов, которые его поддерживали.

Марти назвал Мэхэна и консервативных американских политиков, стремящихся вмешаться в страны Латинской Америки, безумными и невежественными людьми, что фактически было политическим заявлением от лица трех южноамериканских стран, которые он представлял в США. Тогда члены Сумеречного клуба встретили речь Хосе Марти аплодисментами и поддержали права кубинского народа в его борьбе за независимость.

Что касается европейских стран, то на первом месте у Хосе Марти была Англия, в те времена европейская держава наибольшего присутствия и могущества в Латинской Америке, которая во время борьбы Симона Боливара с Испанией поддержала освободителя отправкой британского легиона.

В 1887 году Марти также написал заметку, адресованную Либеральной партии Мексики, где он критиковал предрассудки американского журналиста и промоутера Дэвида Эймса Уэлка о Мексике, в статье, опубликованной в Popular Science Monthly, В этой дискуссии он указал: “Республика Аргентина растет быстрее относительно США. И тот, кто помог Аргентине, заинтересован в помощи всей Америке: Англия”.

На втором месте находилась Германия под руководством основателя немецкого единства Отто фон Бисмарка, который с начала восьмидесятых и до своего ухода с поста в 1890 году поддерживал сильные морские устремления Германии.

На тот момент у Германии были опорные пункты на нескольких стратегических островах Тихого океана, но кроме этого Бисмарк задумал даже организовать немецкую эмиграцию на Кубу и даже просил у Испании порт на острове для германской военно-морской базы.

Известно, что вице-консулам обеих стран Марти отправил письма из окрестностей Гуантанамо за несколько дней до своей смерти, которые вызвали интерес в обеих канцеляриях. Согласно современным исследователям (немец Мартин Францбах и англичанин Кристофер Холл), которые сумели найти послания Марти, вице-консулы приняли к сведению информацию от Хосе Марти и на письма была положительная официальная реакция.

Все это свидетельствует о планомерном выстраивании концепции международного баланса вокруг Больших Антильских островов, то есть Кубы, Пуэрто-Рико, Санто-Доминго и Гаити.

Наконец, следует помнить, что был еще один проект, за который выступали Пуэрто-Риканские патриоты Эугенио Мария де Остос, Рамоном Эметерио Бетансес. Это была идея Карибской Конфедерации, которая обсуждалась в статьях, относящихся к восьмидесятым годам, и даже раньше, но в частности в газете "Отечество", в 1894-95 годах, то есть накануне начала военных действий на Кубе. Марти не возражал против этих революционных целей, но в тот момент они казались несвоевременными. Приоритетом должна была стать независимость испаноязычных Антильских островов.

Карибская Конфедерация могла дистанцировать европейские державы, которые находились в процессе урегулирования своих серьезных противоречий с США о возможной поддержке кубинской революции, которую Марти считал необходимой для обеспечения независимости испаноязычных Антильских островов.

Но Хосе Марти изучал возможность создания латиноамериканского Союза. До 1881 году он написал на эту тему в своей записной книжке так, как ее представлял: Великая Конфедерация народов Латинской Америки должна быть не на Кубе, а в Колумбии (чтобы избежать опасности насильственной аннексии острова).

Основная идея заключалась в том, чтобы континентальное единство было создано через испано-американскую конфедерацию, для которой не было бы жалко ресурсов. И каждое государство имело бы полную свободу для союзов и оборонительных действий.

Таким образом, мы видим, что идеи Хосе Марти предвосхищали появление многополярности и теории баланса сил, на которой строили свои концепции реалисты и неореалисты. И значит, его наследие необходимо изучать и, при необходимости, адаптировать к современной реальности.

Ссылка на источник

Поделиться ссылкой:

РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЖБЫ С КУБОЙ

ТЕЛЕФОН: +7(495)510-09-95,776-14-79

EMAIL: ROSCUBA@MAIL.RU

Поиск по сайту